Влад (manulkyan) wrote,
Влад
manulkyan

Предвкушение войны

Заранее простите. Знаю, что сорвалось, знаю, что уже довольно много сказано, но когда становишься свидетелем, как пожилые люди спрашивают о жизни в Европе, размышляя, куда эмигрировать на случай войны, мозг захватывает.

Ладно, когда на баннерах между девками и сенсационными разоблачениями в личной жизни Киркорова скучно пестрели предсказания третьей мировой, ладно, когда иной раз натыкаешься на абсурдные заголовки скандальных липких блогеров и истерические статьи в интернетах, но когда вроде даже вполне образованные люди пока еще намеками, абстрактно, неуверенно и с толикой нервной самоиронии делятся соображениями об отходных путях в сторону Европы в случаи – ну вы сами понимаете – единственное, хочется наорать (Без мата, простите, похоже, не докричаться. Правда, простите, но иначе никак): вы что совсем охуели!?

Я знаю, что особенно стойкие остаются недосягаемыми, но если вокруг даже самого умиротворенного человека со здоровым чувством юмора разговоры о вероятности войны все чаще встречаются в его инфосфере, невольно привыкаешь к самой мысли о её возможности непосредственно в своей жизни, а не на Ближнем Востоке. Есть, помните ли, в русском языке выражение - «беду накликать».

В начале 90-ых, когда на улицах Санкт-Петербурга ходить было не столь безопасно как сегодня, бытовало небезосновательное мнение, что люди, не пропускающие ни одной телепередачи о криминальной ситуации и распространяющие рассказы о бандитизме, о жутких случаях нападения и убийствах - то есть сами беседы на эти темы - притягивают, да-да, именно притягивают в свою жизнь события подобного характера.

И если вы побеседуете с внимательными жителями Украины, они расскажут вам, как последовательно, день за днем сама мысль о том, что какое-то противостояния с применением огнестрельного оружия в принципе вероятно, формировалась в первую очередь благодаря постоянному обсуждению этой темы во всех национальных СМИ и между собой. В конце концов, к этому сценарию как к допустимому привыкли, хотя началось все, не упустите из виду, с эмоционального и сочувственного отношения к тем, кто кидался брусчаткой и коктейлями Молотова.

Иной раз кажется, те, кто заводит беседы о противостоянии США и России вообще, даже не опускаясь до размышлений о вероятности непосредственного военного конфликта, чувствуют себя неуютно в мирное время, чего-то в этой жизни не хватает, какой-то гармонии, чтобы она проецировал их внутренний мир: вот была бы героическая война с жестоким врагом, кажется, только тогда такие люди смогли бы себя почувствовать счастливо, в своем аду. Еще Сведенборг писал, что грешникам невыносимо в раю. Они либо превращают его в ад, либо бегут из него.

Не припомнить, какие цифры называл Дмитрий Быков в своих представлениях о цикличности российской истории, но кажется, после 20-го сотрясений он не предусматривал. Это уже хорошо.
А что касается реального нападения на Россию, т. е. не разборок вокруг да около сфер влияния, а непосредственного открытого нападение на территорию государства, с последствиями полномасштабного противостояния, мне кажется, на дворе не сорок первый: мир стал меньше, кони стальные – быстрее, дороги – короче, да и стрелы потяжелее и летят подальше. Но дело даже не в том. Бабушка рассказывала, что весной 41-го практически не оставалось людей, уверенных в невозможности того, что на СССР нападут. Это в романах да в кино отдыхающие в парках вслушиваются в страшные слова Левитан, доносящиеся из скрипучих репродукторов на столбах, и не могут поверить.

Попытаюсь штрихами набросать атмосферу в Европе в последние два года до войны, и вы наверняка заметите, не думать о вероятности того, что СССР так или иначе будет втянут во Вторую Мировую, было просто невозможно. Не говоря о том, что страна и так уже вовсю участвовала в ней.
Вспомните, 1 сентябре 1939, в тот самый день, когда Германия напала на Польшу, в СССР введена всеобщая воинская повинность, а призывной возраст снижен с 21 до 19 лет, что позволило увеличить численный состав армии до 5 миллионов человек. А через пару недель СССР вводит войска в восточные земли Польши. В конце ноября Советский Союз вторгается в Финляндию и после зимней войны отодвигает границу на Карельском перешейке к северо-западу на 120 км.
За год до Великой Отечественной Советский Союз элегантно присоединяет прибалтийские государства, когда после навязанных нашими соотечественниками выборов пришедшие к власти коммунисты направляют правительству СССР просьбу принять их республики в состав СССР.

Одновременно с этими приобретением Советский Союз после требований румынскому правительству вернуть Бессарабию и Северную Буковину получает и интегрирует новые территории в Молдавскую и Украинскую ССР.

Начиная с апреля 1940 Германия вторгается в Данию, Норвегию, Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию, а в середине лета ведется подготовка к нападению на Великобританию. В тоже время Италия после вступления в войну начинает борьбу за контроль над Средиземноморьем, а так же Северной и Восточной Африкой, нападая на британские колонии. Весной 1941 Германия и Венгрия уже вторгаются в Югославию, а после победы над ней Германия поддерживает Италию в наступлении на Грецию.


Весной 1941 года в СССР проводятся учебные сборы, по которым было призвано около миллиона военнообязанных на срок от одного до трех месяцев – численность как раз соответствующая штатному расписанию военного времени. В середине июня к западным границам выдвигаются значительные силы Красной Армии, а на западных территориях СССР приступают к Июньской депортации «социально-опасного элемента».

Власти борются со слухами о надвигающейся войне, сажают, как известно, за одни лишь размышления и постоянно твердят по радио, что «для войны с Германией нет никаких оснований», «слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией – провокация».

Как видно, сама Европа уже два года подряд трещала по швам, страна, совсем недавно вышедшая не без потерь из Северной войны, находилась в «состоянии постоянной боевой готовности» и боролась с паникерством и слухами. В такой атмосфере трудно, практически НЕВОЗЩМОЖНО не принять во внимание определенную вероятность того, что война может придти и в наш дом.

Всё к тому, что настоящая ситуация совершенно не похожа на довоенную, и кроме скандальной желтой прессы ничто не говорит о том что «война неизбежна».
Tags: злободняжки, линия, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments