Влад (manulkyan) wrote,
Влад
manulkyan

О пришельцах и Священном Аудите

В два часа по полудню, в самый тихий час в нашем доме в дверь позвонили. Не люблю звонки в дверь в это время. Но этот раздался столь скромно, даже извиняясь, что я, дабы не шуметь в коридоре, сам вышел на лестничную площадку, ожидая одного из почтальонов. К нам приходят и DHL, и DPD, и Hermes Versand, и GPS, и даже UPS и FedEx, так что иной раз посылки принимаем по несколько раз на дню. Но к нам поднялся не человек в униформе, а самые настоящие инопланетяне. Наряд, их украшавший, бил в глаза кричащими не по погоде красками, и было трудно определить материал их верхней одежды. У торжественно вытянувшегося юного космонавта, по земным меркам лет двадцати, волосы были выкрашены в медно-рыжий цвет, торчали они торчком, удерживая стимпанковские очки с явно функционирующей видеокамерой и микрофоном, от которых тянулись провода за ворот желтовато-зеленой рубашки из грубой шерсти, перетянутой светло-сиреневым бархатным галстуком с изображением парящих над чащей микросхем грибоподобных медуз с безумными глазами. На голове у его спутницы также тянущаяся к небу богатая поросль, схваченная в толстые косички, перехваченные ярко-розовыми лентами с металлическим отливом, имела лазурный цвет. Вылезающая не без усилий из под верхней одежды усыпанное мелкими ледяными бисеринками жабо было сшито из неизвестного мне материала. На вид он был похож на вельвет и все же легок, как шелк. Цвета мне даже не запомнились. Но запомнились мысли, с восторгом прыгающие тараканами на объект возбуждения: разбудить сына, чтобы показать настоящих инопланетян, позвонить в какую-нибудь специальную для таких случаев службу, сбегать за фотоаппаратом и попросить, чтобы не уходили, налить коньяку, полюбопытствовать, что курят, уверить дипломатическим тоном в том, что земляне – мирная раса, незаметно ущипнуть себя, дождаться соседей и спросить, видят ли они пришельцев, на каком языке представиться, небезопасно ли улыбаться и первым начинать общение. Вспыхнула мысль убежать – но не домой, а на улицу, чтобы увести их подальше от дома.
Парочка носила безумные до пределов человеческих возможностей раскрытые глаза с расширенными зрачками, обожженные брови и детскую заговорщицкую улыбку. Руки их были немного вытянуты вперед и направлены ко мне ладонями вверх, как если бы каждые из них держал по ларцу с дарами. Пахло от них химической лабораторией и высоковольтным электричеством. Правда, стало немного страшно. Мне даже показалось: уж лучше бы явились свидетели Иеговы со старой башни.
- Верите ли Вы в Создателя! – торжественно вопросил пришелец. Колени у меня утратили твердость. Все же не Иеговы.
- В какого? В Бога? – высохшим голосом спросил я. Глаза женской особи загорелись непристойным наслаждением. Видно, сказывалась сильная доза, Бог знает, чего. Или я первый, кто не послал их сразу на свежий воздух.
- В создателя этого мира, - не усмиряя торжественность момента пояснил молодой человек.
«А интересно, - подумал я, - с ними шутить опасно?»
- Как же в него не верить, если Он мир создал? - восторг дыхнул на меня из приоткрывшихся в восхищении ртов земляным запахом с ароматом курительных смол. Я отошел ближе к двери.
- Хотите ли Вы стать аудитом? – с сейсмическим трепетом тут же спросила инопланетянка. Её спутник набрал в прожженную травами грудь затхлый лестничный воздух.
«Что бы я не ответил, напалм будет жечь на корню мою веру в разумное начало», - подумал я, замечая, что не могу отвертеться от красочного образа этого ритуала. Собрал все свои силы и наспех вошел в роль пытающегося отвертеться от назойливых коммивояжеров:
- Аудитом кого и чего?
- Верным аудитом Создателя этого мира, - чуть ли не нараспев продекларировал пришелец с выпученными глазищами. От напряжения улыбки сухие губы его лопнули в двух местах, но он не облизнулся.
- Хорошо, - стараясь понять общую доктрину, не торопясь согласился я, не пытаясь принять дружественный вид или хотя бы натянуть позабытую вежливую улыбку. – А что, собственно, Вы «аудитируете»?
- Этот мир, - с радостью объяснила инопланетянка.
- Это Он вас назначил? – скептически поинтересовался я.
- О да! - с восторгом подтвердил молодой пришелец. – Он же создатель, - с любовью начал объяснять он, - откуда Ему знать, насколько хорошо работает его творение. Вот ему и нужны аудиты.
Через пол минуты тревожной тишины я понял, что либо я её нарушу, либо мы некоторое время будем общаться по невербальным каналам. Подумалось даже, а не развернуться ли, не попрощавшись, и не уйти ли к себе восвояси. Право, я даже не мог пошутить в присутствии этих гуманоидов. Девочка пукнула, выразив на лице мимолетное удивление, такое же как у нашей старой собаки. Я собрал в руки все лицо, чтобы не засмеяться, но потерять незваных гостей из поля зрения было откровенно страшно.
- А как вы отчитываетесь? – неожиданно для самого себя обратился я к мужской особи.
Тот поведал мне, что у них есть храм, который не доступен взору тестоидов. На мой вопрос, имеется ли в виду андроген, мне было сообщено, что этот вид им не известен. Тестоид – это тот же самый аудит, но совершающий свою работу, тестируя создание, неосознанно. Храм, понятное дело, можно увидать лишь отведав солнечного сока. Но тот, кто принимает веру в Создателя, становится аудитом, и после смерти, даже насильственной, ему отводится место «заселенцев», которым будет дарована Земля, когда последний аудит получит положительные результаты. На вопрос об особых способностях, мне было дано знать, что Священный Аудит неполноценен без возможности наблюдать цветосветовую сущность всех живых существ, включая неорганическую природу, благодаря, надо полагать, тому же солнечному соку. Сами же они с планеты Птхолктлхитхахи из системы Денеб (надо бы порыться в астрономических атласах) и вызвались добровольцами, потому что их планету уже полторы тысячи световых лет назад «приняли».

На лестничной площадке показался знакомый почтальон Эркан. Вид у меня в тот момент, видимо, не сильно отличался от двух пришельцев – даром, что в домашней одежде. Вечно веселый, он, неловко поздоровавшись, мрачно спросил, не мои ли это друзья. Я крепко зажмурился, поморгал, схватил первый попавшийся воздух и прямо так и ответил, как оно есть:
- Нет, молодые люди хотели мне предложить вступить в веру аудитов.
- Веру в Создателя! – поправил меня инопланетянин.
- Вот так, видите. А я не могу, меня уже в инженеры приняли.
- Что же вы нам сразу не сказали!? – вскрикнула молодая особа. – Нам так нужны инженеры.
- У нас и художники, и врачи, и литераторов много, а инженеров совсем нет, - подтвердил её спутник.
- А мне нельзя. Знаете, какие там жесткие правила, - с участием объяснил я и вопросительно взглянул на Эркана. Тот почесал небритый подбородок и объявил:
- Это не беда, здесь живет один господин, герр Цутц, - это полицейский, я его знаю, - вы непременно зайдите к нему. Он этажом выше и эти дни, насколько я знаю, в отпуске. В противном случаи, в другом конце прохода дворник, герр Майер. Он тоже заинтересуется.
- О, благодарим вас! – отозвался пришелец, - а Вы верите в Создателя?
- Я посыльный, - нашелся Эркан, - у меня совсем другая миссия в этом мире.
Он подмигнул мне и убежал на верхние этажи.
- Успехов вам, - немного поклонившись парочки, молвил я и, не дожидаясь ответной реакции удалился в свои покои. Стоя спиной к двери, я слышал, что пришельцы простояли молча еще минуты три и лишь после этого двинулись далее по своему миссионерскому пути.
Tags: Германия, заметки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments