Влад (manulkyan) wrote,
Влад
manulkyan

Categories:

Любекский опыт

Предисловие.
Сперва хотелось спросить: а на что вы готовы пойти… Но обычно приходится после таких вопросов слишком долго отмываться от помидор, которыми закидывают уютно устроившегося эмигранта. Еще рука рвалась подписать «бесполезный» под словами Любекский опыт, по той причине, что в глазах подавляющего рассудок большинства этот опыт для нас – бесполезен. Но речь пойдет именно о Любеке.

Что делать, если в правовом государстве министерство образования предпринимает сокращения на фоне катастрофического дефицита? Что делать, если в правительстве принято решение сократить университет или факультет в отдельно взятом университете? Можно устраивать митинги и голодовки, протестовать, биться в суде за правое дело против решения тех, кто формирует правовые нормы, трындеть в сети, в узких кругах и в СМИ, но безукоризненный опыт свидетельствует о бесполезности всех этих бессильных волнений народной массы.В Германии, во Франции и в других странах Европы уже закрыли немало факультетов и объединили проблематичные с финансовой точки зрения институты. Против подобных решений всегда организовывали митинги, расписывались в каких-то ходатайствах, устраивали забастовки и уходили в отставку. Но буйные митинги утихали, захлебнувшись в своем недолгоносном гневе, письма с подписями «рассматривали в высших кругах» по несколько раз, «шли на диалог» - процесс, длящийся достаточно долго, чтобы подписчики остыли и махнули на все и всех равнодушной рукой – и «признавали необходимость обсуждать проблему», забастовки подслащивали повышением зарплаты или грозили увольнениями, а уход на пенсию еще никого так сильно не пугал. Рано ли, поздно ли, приводит наблюдение за бесчисленными поражениями к пониманию на эмоциональном уровне бессмысленности борьбы, а беспечный разум достраивает картину попадающимися под руку аргументами. Эта удобная роль жертвы (в данном случаи – узурпаторов власти, равнодушных чиновников и недальновидных политиков) самым благоприятным образом снимает ответственность за невосполнимые потери, ответственности перед детьми и внуками, как это все таки правильно называли в СССР.

Любекский опыт

И все же совесть скребется даже у последних мещан, даже у последних интеллигентов, даже у последних конформистов. Одни для проформы ее очищения лениво стоят на галерке митингов, скучно посматривая на часы, а большинство удовлетворяется чернословием, проклятиями, обвинениями или на худой конец критическими чирканьями в Твиттере.

Любекский опыт

Любек.
Любек насчитывает всего около двухсот тысяч жителей. Эта колыбель Томасса Манна, Вилли Брандта и Гюнтера Грасса со своей известной на всю Германию старинной консерваторией, не смотря на все кризисы продолжающей ежегодно организовывать дюжину фестивалей, на которые приглашаются музыканты со всего мира, с одним из самых маленьких в стране университетов, молодым энергичным театром, построенным в середине позапрошлого века, этот удивительный город, сохранивший лицо своего неповторимого центра с морщинками узких мощенных улиц, ютящегося на острове между Травой и Вакеницем, сохранивший все семь шпилей первых в Германии церквей, построенных в стиле северной «кирпичной готики», тянущихся к голубому балтийскому небу, по образу которых в балтийском регионе было воздвигнуто около семидесяти церквей, этот гордый город, построенный в середине XII века на месте славянского поселения Любицы, был захвачен и французами, и русскими, и датчанами, побывавший в роли северной Венеции, через которую пролегали основные торговые пути из средиземного моря в скандинавские государства, и утративший свою независимость после прихода Гитлера за то, что его оставили у ворот со своей предвыборной программой в 33-ом году, это молодой город с процветающей индустрией и богатой культурной жизнью, достаточно большой, чтобы всякий нашел себя в его маленьком провинциальном мире, чтобы никого не обделив предложить все, что может предложить и столица, и достаточно маленький, чтобы подарить своим жителям уютное ощущение того, что все находится на расстоянии вытянутой руки, где как-будто все друг друга знают и ходят в одни и те же рестораны, на одни и те же спектакли и выставки, где все встречаются на одном и том же средневековом базаре, этот город воспитал не одно независимое поколение, которое ценит его, любит, гордится им и может за него постоять.

Любекский опыт

Борьба за университет.
С 2006 года в министерстве образования Германии обсуждается необходимость «в рамках борьбы с кризисом и общим дефицитом» провести ряд сокращений в бюджетных организациях. Наряду с мерами, которые позволю себе здесь опустить, упразднялся бы факультет медицины при университете Любека. Университет насчитывал в общем около тысячи сотрудников, из которых четверть подлежала увольнению или переводу в другие учреждения. Как и многие медицинские институты в университетах Германии, любекский тесно связан с университетской клиникой. Любекская университетская клиника в отличии от городской больницы и частных клиник города предлагает богатую базу для исследований в различных областях медицины и медицинской технике. Мне в эти годы довелось участвовать в разработке прибора для оптической когерентной томографии, так что я видел все даже не из первого ряда, а почти со сцены.

Любекский опыт

25 мая 2010 эти обсуждения породили принятие окончательного решение, согласно которому университет лишался своего факультета, а университетской клинике отведена участь приватизации с вытекающими последствиями для самого высшего учебного заведения. Я еще раз хочу отметить, что было принято решение правительства, которое можно теоретически «осуждать» даже на конституционном уровне, но как уже сказал ранее, опыт показывает нецелесообразность подобных попыток.

Любекский опыт

Однако произошло нечто, из ряда вон выходящее. Правительства Европы привыкли к студенческим движениям, забастовкам и митингам жертв увольнений. Юношеский запал студентов недолговечен и малочислен, он редко находит отклик за пределами студенческого мира редко организован и часто омрачается участием в протестных акциях хулиганов. Забастовки всегда приводят к компромиссу, но никогда не доводили еще до выполнения всех требований бастующих, тем более находящихся на государственной службе. И еще один аспект хотелось бы особенно отметить: все акции протеста настроены на негативный лад: протестуют всегда ПРОТИВ чего-то.

Любекский опыт

В Любеке случился как раз нонсенс. Весь профессорский состав сплотился со студенческими организациями и выработал программу борьбы ЗА сохранения факультета. Утрать университет свой основной факультет, работы лишилось бы всего две сотни человек, но университет – это далеко не только рабочие места, источник доходов для города и возможность учится, не уезжая за пределы города. В наше время немцы не редко успевают сменить место работы по пять раз, доход от факультета город получал смехотворный, а учитывая чрезвычайную мобильность немцев и то, что они и без того в большей своей массе привыкли к тому, что рождаются в одном городе, уезжают учится в другой, находят работу в третьем – нередко, за границей – и еще минимум дважды переезжают, необходимостью искать другой университет никого не испугаешь. Университет – это часть города, часть культурной жизни его, предмет гордости такой же, как музеи, консерватория и архитектурное лицо, бережно хранимое веками.

Любекский опыт

Первое, на что стоит обратить внимание, - это ЦЕЛЬ. Любек боролся НЕ ПРОТИВ решения закрыть медицинский факультет, оставив университету пару сопутствующих институтов, НЕ ПРОТИВ увольнений, НЕ ПРОТИВ решения правительства и уж, конечно, не против самого правительства – смех да и только. Любек боролся ЗА сохранение своего университета, и цель была очень проста: добиться, чтобы город отстоял его.

Любекский опыт

Во-вторых, организаторы движения прекрасно видели РЕЗУЛЬТАТ своей борьбы и все свои действия методично вели к его достижению. Это может показаться банальным, но на мой взгляд, это второй по важности момент. Многие протестные движения захлебываются именно из-за того, что его участники не в состоянии сформулировать, как они видят результат своей борьбы.

Любекский опыт

В-третьих, УБЕЖДЕННОСТЬ В ПОБЕДЕ со стороны организаторов не позволяла сторонникам движения впадать в уныние. В иных протестных движениях участники порой даже не знают, кто ух ведет, а нередко видят перед собой растерянные лица, лишь у микрофона разрождающиеся лозунгами. И о лозунгах.

Любекский опыт

Четвертое. Был принят всего ОДИН СЛОГАН или лозунг: «Любек борется за свой университет». Обратите внимание на лаконичность, на однозначность, простоту, на отсутствие обвинений, убогих словесных и графических карикатур, характерных лишь странам третьего мира, ни одной личной нападки. Был принят так же символ движения и даже типографические формы, которые сопровождали акции до самого конца без единого изменения. Я уточню: любые плакаты, любые баннеры, флаги, футболки, листовки, наклейки имели один и тот же вид с одним и тем же шрифтом.

Любекский опыт

Так вот, в Любеке в каждом пятом доме в окнах пестрели плакаты и просто печатные листы с этим кратким лозунгом – черное на желтом. Его можно было увидеть в окошках машин, автобусов, на остановках, на велосипедах, на телефонных будках, на витринах магазинов, в стоматологическом центре, в банке, в театре, в ресторане, в парикмахерской, на фасадах домов и даже церквей, на портфелях школьников и в самой школе, в окнах детских садов и училищ, на мостах, заводских трубах, на кораблях, в аэропорту и в общественных туалетах, во всех возможных социальных сетях. Любекцев буквально узнавали в сети по наличию в альбомах этого черно-желтого плаката и в отметках на картинках с этим лозунгом.

Любекский опыт

Пятое. Движение не вызывало НИ ЖАЛОСТИ, НИ ГНЕВА, на которые ставят игроки в политических акциях. Не было импульсивных обвинений, скандальных выступлений, грязных акций и манипуляций фактами о задержаниях, о действиях полиции или враждебных сторон. Это напоминало открытость и ментальную чистоплотность целенаправленного движения Ганди, но только в наше время в лице нескольких тысяч любекцев: ни одной провокации, ни одной статьи от участников движения о несправедливости правозащитных органов. Некоторым протестным движениям характерны бесконечные унизительные жалобы на тех, против кого они борются, показуха, демонстративные страдания от предсказуемых задержаний, океаны соплей, простите, по поводу разбитых носов, вывихнутых рук и ужасных розовых следов от наручников. Немцы, видимо, больше уважают себя и не скатываются до попыток вызвать жалость, ярость, отвращение или гнев.

Любекский опыт

Когда репортеры обращались к простым участникам акций, далеким от организации этого движения, каждый мог, во-первых, совершенно четко объяснить, зачем он или она приехала в Берлин под черно-желтые флаги и плакаты, а во-вторых, объяснения эти не содержали обвинений чиновников или указания на то, против кого идет борьба: давалось просто и ясно объяснение того, что жители Любека, и дающий интервью, в частности, требует отмены решения о закрытии факультета медицины в их городе, после чего перечислялись причины, по которым участник или участница считала необходимым сохранить этот факультет.

Любекский опыт

Шестое. УВАЖЕНИЕ, с которым активисты относились к оппоненту в лице правительства, не требуя ни увольнений, ни отставок, не обвиняя никого в воровстве, взятках, махинациях, экономической безграмотности, приведшей к сложившейся ситуации в министерстве образования, и других, пусть даже существующих грехах, не бросаясь язвительными шутками, злыми лозунгами, не дразня карикатурами с подрисованными усиками «под Гитлера» и другими шедеврами прикладного творчества, не оставили министерству возможности относится с пренебрежением к участникам протестного движения и супротив законов современных политических механизмов вынудили правительство принять диалог пусть не на равных, но все же публично обсуждать с тем же уважением создавшуюся проблему.
К тому же не было никаких хулиганских выходок на демонстрациях, никаких битых стекол, камней или огней.

Любекский опыт

Любекский опыт

Седьмое. Несомненно, в наше время нельзя пренебрегать СМИ, а в протестных акциях интенсивная работа с ними – абсолютное условие успеха. Вопрос только в форме. Организация движения за сохранение любекского университета не была исключением. Но форма всех интервью полностью соответствовала выше упомянутым принципам. Приглашали на каждую акцию, на каждый митинг все заинтересованные компании, издательства и представителей информационных агентств. На сколько я помню, всякий раз каждый из приглашенных точно знал, кто его пригласил, где можно найти руководящие лица, и тех, у кого желательно взять интервью. На каждой акции, другими словами, с отвратительной немецкой педантичностью выделялся один человек или даже, как я читал в сводках, в Берлине, двенадцать участников, помогающих репортерам на месте.

Любекский опыт

Восьмое. УЧАСТИЕ. От того, сколько человек участвует в движении, в каждой акции, от того, как часто в сети и в СМИ можно увидеть желтую картинку со словами «Lübeck kämpft für seine Uni», зависел успех. Цель была – не привлечь как можно больше, не раскрутить как можно круче, на прокричать как можно громче, а спасти университет. И лишь для этого предпринимались все действия. Тот, кто никогда не притрагивался к управлению проектов, не поймет, насколько важна однозначно сформулированная цель, к которой и лишь к которой направлены все процессы. В противном случаи участники сталкиваются с феноменом самоцели: провокация полиции в целях вызвать резонанс в народных массах – ярчайший и отвратительнейший пример тому.

Любекский опыт
     Бургамистр Любека на демонстрации в Киле

После первой недели ежедневных митингов на центральной площади и пешеходной зоне с раздачей символики движения на плакатах, печатных листах, футболках, значках, наклейках и флагах, после одной массовой демонстрации по Любеку и трансляции по всем каналам Германии репортажа в вечерних новостях все жители города уже знали о том, что происходит. В течение последующих пяти недель каждые выходные группы демонстрантов выезжали в Киль – столицу земли Шлезвиг-Хольштайн, в Берлин и проводили митинги и шествия в самом Любеке.

Любекский опыт

Я думаю, очень многое зависело не только от организации, которая сумела в кратчайшие сроки распространить по городу информацию и просьбу поддержать их борьбу за часть культурной жизни Любека, но и от самих граждан города, потому что люди, совершенно не причастные к студенческой жизни или к больнице, с конца мая в течение восьми недель ездили с детьми в Киль и в Берлин. На четвертой недели мэр города принял участия в шествиях, а на следующих выходных – большинство священников.

Любекский опыт

Кроме того люди довольно в больших количествах помогали организаторам материально. Шпаркасса – один из немецких банков – поделился, если не ошибаюсь, семью тысячами, кстати, в отличии от привычных маркетинговых ходов – без афиширования этой акции.

Любекский опыт

Девятое. Очень важно подчеркнуть НАСТРОЕНИЕ, в котором организаторы дирижировали митингами и демонстрациями. Люди шли как на праздник, с верой в то, что их БОРЬБА ЗА их университет будет выиграна: нужно просто терпеливо и методично вести эту борьбу, может еще месяц, может еще год. Так как не было злых карикатур, жутких лозунгов и безумных кричащих стариков с намалеванными на картонках проклятиями, не было хулиганья, не притирались представители других движений и по причине той самой веры в совершенно правое, благородное дело, демонстрации проходили оживленно, динамично, с выкрикиваемыми требованиями, но без агрессии, без желчи, без злости. Шли с детьми, в дождь – под зонтиками, в прохладное утро – в желтой футболке с лозунгами, надетой на куртку. Я участвовал в одном шествии всего один раз на шестой недели, и этот марш через весь город двухтысячной колонны (это где-то один процент от населения города) скорее походил на народной гуляние, чем на марш протеста. Однако, против все тех же законов современной политической жизни шествия эти привлекали много больше участников, и результат был достигнут намного быстрее.
Любекский опыт

Десятое. НЕ ПРЕСТУПАЯ ЗАКОН ни одного раз за восемь недель борьбы, организаторы добились своего результата: министерство образование отказалось от своего решения и оставило Любеку медицинский факультет. Несмотря на конфронтацию со стороны мэрии в первые две недели, организаторам удавалось получить разрешения на митинги и шествия по пешеходным зонам и по некоторым неоживленным улицам в центре города. В этом случаи можно с облегчением махнуть рукой на цивилизованные законы, на то, что в правовом государстве можно рассчитывать на то, что закон равен для всех, и поскрипеть зубами о благодарные темы бесчинства правоохранительных органов в других странах. Я не стал бы утверждать, что опыт политических противостояний однозначно указывает на то, что при условии цивилизованности действий протестующей стороны можно рассчитывать на цивилизованное отношение противоположной стороны, но позволю себе в рамках анализа победы отдельно взятого движения упомянуть именно тот факт, что сами организаторы поставили именно перед собой условие не выходить за рамки закона. На сколько это разумно, насколько этот аспект полезен для размышлений о природе протестного движения в других странах – решать их организаторам и людям рассудительным с независимым умом.

Любекский опыт

Послесловие.
Самое важное в этом любекском опыте, на мой взгляд, как данное протестное движение было организовано, с одной стороны, и как отреагировали непосредственно незаинтересованные граждане на просьбу поддержать университет, с другой стороны.

Любекский опыт

Мне вовсе не хочется вспоминать дюжину жутких историй с Петербургом, и как Матвиенко методично разоряла и разрушала его, равно как и реакцию на весь этот процесс некоторых знакомых, некоторые из которых даже и не видели ничего дурного в этих преступлениях.
Ганди мне вспомнился не для слова ради. Британцы вполне имели все мыслимые и другие возможности устранить его. Это теперь удалось создать картину цивилизованного колониального государства, не способного просто так, без последствий вывести человека с политической сцены на глазах мировой прессы. Я же склонен наблюдать непосредственную связь между относительной недосягаемостью Ганди и чистотой, в известном смысле, его борьбы. Если последние мысли наталкиваются на протест против умозаключений на «эзотерической» основе, остается верить только в механические законы мироздания: каждое действие вызывает противодействие, и каждая акция протеста будет вызывать еще больший протест. Но даже в этой средневековой закономерности напрашивается подозрение, что в то же время каждая борьба ЗА что-то, а не ПРОТИВ чего-то или кого-то может также вызывать лишь борьбу ЗА что-то или кого-то.

Любекский опыт

Велико искушение провести параллели, касательные и дуги между любекской борьбой и некоторыми движениями у нас, в России и в Петербурге в частности. Но с одной стороны, живя за границей, я имею, как мне не единожды показывали, лишь спорной право делать какие-то широкие или глубокие выводы. С другой же стороны, тот, кому свойственны черты характера, противные конструктивным процессам на основе взаимного уважения и готовности брать на себя непосредственную ответственность за свои действия, кому свойственна злая воля, трусость или неготовность лично принимать участие в какой бы то ни было борьбе, все равно не увидит ничего полезного в заграничном опыте и найдет тысячу железнодорожных аргументов, указывающих на то, что в нашей стране этот опыт бесполезен. А тот, кто найдет что-то полезное в этом опыте, надеюсь, сможет его использовать в жизни.


Во многих местах плакаты и наклейки висели еще полтора года в память о том, что город отвоевал свой университет.

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Любекский опыт

Жители города победили в борьбе за свой университет. Победили честно, смачно, ярко, создав законченное, узнаваемое лицо протестного движения, вызывающее только симпатию и сопереживание. На их сторону перешла церковь, что в Германии до сих пор имеет некоторое значение, мэрия города и левые партии. И это был только один факультет, который хотели сократить, один из нескольких в университете. А теперь представьте, как бы любекцы боролись за свой "Летний сад", за свой "Дом писателей", за свою "Небесную линию", за свой "Невский".
Tags: Германия, заметки, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments